Заказать звонок
Заказать экспертизу Задать вопрос

Публикации экспертов

Проблемы назначения фоноскопической экспертизы при раскрытии и расследовании коррупционных преступлений

Екатерина Ануфриева

В статье анализируются типичные ошибки, допускаемые в практике назначения фоноскопических экспертиз по делам о коррупционных преступлениях, связанные: с определением оригинала фонограммы и получением образцов голоса для проведения экспертного исследования; с формулировкой вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения экспертизы; с определением перечня материалов для направления на проведение экспертизы. При этом автор предлагает рекомендации, которые позволят оптимизировать процесс назначения таких экспертиз в раскрытии и расследовании коррупционных преступлений.

Коррупционные преступления характеризуются высочайшим уровнем латентности и представляют значительную сложность для их раскрытия и расследования. Основу доказательственной базы по делам указанной категории, как правило, составляют результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий [1]. В ходе документирования противоправной деятельности коррупционеров достаточно часто проводятся различные оперативно-розыскные мероприятия, сопровождающиеся негласной аудиозаписью бесед между субъектами коррупционных отношений. Кроме того, современный уровень научно-технического развития общества привел к появлению расширенных функций в аппаратах сотовых телефонов, использованию для коммуникаций программ видео-, аудиообщения (типа Skype, What's upp, Viber), повсеместному распространению систем видеонаблюдения, видеорегистраторов и прочих технических средств, позволяющих с легкостью фиксировать звуковые следы [2]. Таким образом, практически по каждому уголовному делу о коррупционных преступлениях появляется необходимость в идентификации голосов и акустической обстановки, зафиксированных на аудио-, видеозаписях различного происхождения, и назначении фоноскопической экспертизы. При этом, как показывает анализ судебно-следственной практики, нередко возникают определенные трудности, во многом обусловленные переходом от аналоговых форм записи к цифровым, незнанием и неумением многих практических сотрудников работать со звуковыми следами на цифровых носителях.

Проведенное исследование позволило выявить ряд основных ошибок, наиболее часто возникающих в практической деятельности при назначении фоноскопических экспертиз по делам о коррупционных преступлениях, среди которых можно выявить следующие.

1. Ошибки при определении оригинала фонограммы, подлежащей исследованию

Следует различать понятия "оригинал"/"дубликат"/"копия" фонограммы и "оригинал"/"дубликат"/"копия" файла с фонограммой.

Дубликатом является точная цифровая репродукция всех информационных объектов, хранящихся на оригинальном материальном носителе. Копией же является точная репродукция информации, содержащейся в информационных объектах, независимо от материального носителя. Поэтому при копировании аудиофайла различают копию самого файла и копию фонограммы в файле.

Автор: Ануфриева Екатерина Андреевна, заведующая кафедрой теории и истории государства и права Новосибирского гуманитарного института, кандидат юридических наук.

Копирование звукового файла может осуществляться при помощи стандартных функций системного программного обеспечения (при этом могут меняться свойства файла), но может производиться и при помощи звуковых программных редакторов или специализированного программного обеспечения, предназначенного для обработки цифрового звука, его редактирования и монтажа. При таком способе копирования могут меняться не только свойства самого файла, но и свойства содержащейся в нем звуковой информации.
Иногда под копией фонограммы, полученной каким-либо цифровым звукозаписывающим устройством, понимают файл, содержащий зафиксированную аудиоинформацию, но записанный в другом формате (конвертированный). В данном случае необходимо учитывать, что полученный в результате конвертации объект не является дубликатом оригинальной фонограммы, а, по сути, является видоизмененной копией, т.е. новым объектом, хотя и находящимся в определенной связи с оригиналом [3].

Специфика процесса конвертации заключается в том, что звук, закодированный по одним алгоритмам в цифровом звукозаписывающем устройстве, преобразуется в новый звук, закодированный по другим алгоритмам. При этом может быть удален или создан какой-либо объем данных. Например, при конвертации из формата Wave Sound в формат MPEG Layer-3 часть исходной (оригинальной) звуковой информации будет утрачена вследствие потерь, возникающих при преобразовании и сжатии. При обратном преобразовании утраченные данные будут восполнены "нулевой" информацией. Полученная фонограмма не будет в точности соответствовать оригиналу [4].

При передаче файла по каналам связи (в том числе по сети Интернет) при нарушении соединения файл фонограммы может быть получен не полностью, а фрагментарно, что вовсе не означает, что его воспроизведение становится невозможным. В данном случае полученные фрагменты будут воспроизводиться нормально, а утраченные - игнорироваться.

Только дубликат файла с фонограммой как цифрового доказательства в точности и полностью воспроизводит оригинал. В настоящее время дубликат цифровой фонограммы может быть получен при снятии образа с оригинального носителя, в результате чего не только фонограмма сохранится в полном объеме, но будут зафиксированы свойства носителя информации. При таком способе копирования файла со звуковым сигналом не будет утрачена или изменена криминалистически значимая информация.

Важно, что и простым копированием файла могут быть внесены изменения в ряд атрибутов цифрового доказательства, в частности в дату и время создания файла. Неизменность содержания фонограммы/видеофонограммы при этом может быть обеспечена только путем верификации файла при помощи расчета контрольных сумм до и после каждой операции по его воспроизведению, репродуцированию, передаче и т.п.

В этой связи важно обратить внимание, что в практике раскрытия и расследования коррупционных преступлений понятия оригинала и копии фонограмм, копий файлов с фонограммами нередко смешиваются, что влечет экспертные, а нередко и судебные ошибки.

В этой связи имеет существенное значение различение обозначенных понятий между собой. При этом если эксперту представляется не оригинал, а копия, то дополнительно следователю необходимо представить эксперту исчерпывающие сведения о том, кем, как, в каких условиях, на какую звукозаписывающую аппаратуру производилась перезапись, поскольку только по копии без оригинала и документально зафиксированных контрольных сумм файла нельзя удостоверить его аутентичность. Таким образом, необходимо учитывать, что сложность в процессуальной оценке цифровых фонограмм как доказательств заключается в возможности их фальсификации без оставления видимых следов проведенных манипуляций, которые на современном уровне науки и техники не всегда могут быть обнаружены в ходе экспертного исследования [5].

2. Ошибки при получении образцов для сравнительного исследования

Получение сравнительных образцов устной речи является основным этапом подготовки материалов при назначении фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях.

Особое внимание при изъятии образцов голоса коррупционеров следует обратить на следующие моменты:

Кроме того, в практике расследования коррупционных преступлений встречается несоблюдение вышеуказанных правил сбора образцов голоса в ситуациях, когда лицо согласно предоставить такие образцы. Достаточно грубые ошибки допускаются при получении образцов голоса у подозреваемых (обвиняемых), отказывающихся от их дачи, что после составления следователем протокола получения образцов для сравнительного исследования, в котором лицо засвидетельствовало свой отказ добровольно дать образцы голоса, следователь на основании п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ дает поручение органу дознания об их истребовании путем проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе тайно от подозреваемого, обвиняемого. Оперативный работник на основании поручения осуществляет оперативно-розыскные мероприятия, например опрос с негласным применением средств аудио-, видеозаписи, результаты которых затем направляет следователю для использования при производстве фоноскопической экспертизы. Указанная ситуация является не вполне законной.

Конституционный Суд РФ в Определении от 25 февраля 2010 г. N 261-О-О вполне конкретно указал, что ст. 186 и 202 УПК РФ не допускают возможность получения образцов для сравнительного исследования путем подмены установленного ими порядка производства следственных действий. Проведение в связи с производством предварительного расследования по уголовному делу оперативно-розыскных мероприятий не может подменять процессуальные действия, для осуществления которых уголовно-процессуальным законом, в частности ст. 202 УПК РФ "Получение образцов для сравнительного исследования", установлена специальная процедура. Аналогичная позиция следует из Определений Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 104-О-О и 1 декабря 1999 г. N 211-О [6].

Вместе с тем полагаем, что при отказе подозреваемого, обвиняемого предоставить следователю образцы голоса в порядке ст. 202 УПК и отсутствии таковых в деле оперативного учета ничто не препятствует оперативному сотруднику их получить посредством оперативно-розыскных мероприятий в целях реализации названной задачи оперативно-розыскной деятельности [7]. После чего следователь праве их изъять в оперативном подразделении посредством составления протокола выемки с предварительным снятием соответствующим должностным лицом с указанных образцов голоса грифа секретности. И тогда ни о каком исполнении поручения следователя и, как следствие, подмене следственных действий оперативно-розыскными мероприятиями не нужно будет вести речь, так как мы говорим о сборе образцов для сравнительного исследования с целью отработки проверяемого лица на выявление, предупреждение, пресечение другого преступления, не связанного с расследуемым.

Кроме того, не исключается вариант условно скрытного получения образцов голоса подозреваемого в совершении коррупционного преступления в ходе проведения следственных действий. Так, в отношении Ш. было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 290 УК РФ, которая, состоя в должности врача-колопроктолога поликлиники, за взятки в виде денег в размере 4 тыс. рублей неоднократно выдавала листки о временной нетрудоспособности. В ходе проведения расследования Ш. отказалась от предоставления образцов своего голоса. Следователь принял решение о проведении дополнительного допроса Ш. с использованием технических средств аудиозаписи. Впоследствии аудиозапись данного допроса была использована для проведения фоноскопической экспертизы. Несмотря на доводы Ш. о нарушении установленного порядка получения образцов для сравнительного исследования, суд признал законным и допустимым такой способ получения образцов голоса, поскольку в ходе проведения допроса Ш. был составлен протокол допроса, в котором сделана отметка о применении технических средств, о разъяснении прав и обязанностей подозреваемой Ш., а также присутствует подпись самой Ш. [8].

3. Ошибки при формулировании вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения фоноскопической экспертизы

Как показали результаты проведенного в ходе исследования анкетирования практических сотрудников, 82% следователей, занимавшихся расследованием коррупционных преступлений, сталкиваются с трудностями при определении вопросов, подлежащих разрешению в ходе фоноскопической экспертизы. Кроме того, 76% опрошенных экспертов-фоноскопистов отметили, что к ним поступали постановления о проведении фоноскопической экспертизы, в которых такие вопросы были сформулированы неверно.

Можно привести следующий перечень корректной формулировки вопросов, подлежащих разрешению в ходе проведения фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях:

  1. Каково дословное содержание разговора, записанного на фоно-, видеофонограмме?
  2. Сколько лиц участвовало в разговоре, записанном на фоно-, видеофонограмме?
  3. Одному или разным лицам принадлежит речь, записанная на фоно- или видеофонограммах X и Y?
  4. Принадлежит ли речь или ее фрагменты, записанные на фоно- или видеофонограмме X, гр. N, образцы речи которого представлены на фонограмме Y?
  5. Какие сведения, характеризующие личность говорящего, можно получить по представленной фонограмме его речи?
  6. Имеются ли на фонограмме или ее фрагментах признаки монтажа или иных изменений, привнесенных в нее после окончания звукозаписи? Каким образом эти изменения отражаются на аутентичности фонограммы или ее соответствии реально происходившему событию?
  7. Является ли фонограмма оригиналом или копией?
  8. Использовалось ли представленное устройство (диктофон или иное звукозаписывающее устройство) для записи фонограммы X?
  9. Какова природа (или источник) звуковых сигналов, записанных на фоно- или видеофонограмме X?
  10. В какой звуковой среде (в помещении, на улице, салоне автомобиля и т.п.) проходил записанный на фоно- или видеофонограмме X разговор?
  11. Каковы характеристики места, где проводилась запись фоно- или видеофонограммы X или ее фрагмента (указывается время)?
  12. В одном и том же месте, звуковой среде проводилась запись фонограмм (звукоряда видеофонограмм) X и Y?
  13. В одно или разное время записаны звукоряд и видеоряд видеофонограмм?
  14. Соответствует ли звукоряд видеофонограммы ее видеоряду?

4. Ошибки при определении перечня материалов, необходимых эксперту для исследования

Для проведения фоноскопической экспертизы по делам о коррупционных преступлениях должны быть предоставлены следующие материалы.

1. Постановление о назначении экспертизы, в котором должны быть указаны:

2. Материальные носители, на которых зафиксирована фонограмма, в упакованном и опечатанном виде с удостоверяющими подписями уполномоченных должностных лиц.
Необходимо быть аккуратными при обращении с материальными носителями аудио-, видеозаписей. В отдельных случаях при их потере или порче восстановить записи не представляется возможным.

Так, в отношении сотрудника ГУ ГИБДД МВД России М. было возбуждено уголовное дело по факту получения им взятки в виде денег в размере 6 000 рублей за обеспечение гарантированной сдачи квалификационных экзаменов и незаконного получения водительского удостоверения К. Во время проведения расследования данного уголовного дела сотрудники ФСБ передали следователю около 10 CD- и DVD-дисков с аудио- и видеозаписью оперативных мероприятий. Однако вследствие неосторожного обращения информация на 5 - 6 дисках была уничтожена в связи с физическим повреждением носителей. Утерянную информацию восстановить не удалось, что послужило одним из оснований для вынесения судом в отношении М. оправдательного приговора [9].

3. Копия протокола осмотра и прослушивания фонограмм, в котором в соответствии с ч. 7 ст. 186 УПК РФ должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу и требует проведения дальнейшего экспертного исследования.

4. Образцы речи лиц, принадлежность речи которых необходимо установить на исследуемых фонограммах (в случае необходимости проведения идентификации личности по голосу и речи).

Подводя итог вышеизложенному, полагаем возможным сделать вывод, что использование приведенных рекомендаций в раскрытии и расследовании коррупционных преступлений позволит избежать возможных ошибок при назначении фоноскопических экспертиз, что обеспечит оптимизацию процесса установления истины по уголовному делу и разрешения задач уголовного судопроизводства.


[1] Ануфриева Е.А. Особенности методики предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД: монография. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014. С. 3.

[2] Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 21.

[3] Галяшина Е.И. Современные проблемы экспертного исследования звуковых следов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. N 4-2. С. 39.

[4] Там же. С. 40.

[5] Хаитжанов А., Глазков А.С. Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в уголовном процессе // Труды Международного симпозиума "Надежность и качество". 2011. Т. 1. С. 222.

[6] Зенкин А.Н. Получение образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в условиях отказа от их добровольного предоставления // Законность. 2013. N 1. С. 46.

[7] Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 45.

[8] Приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска. УД N 1-135/2011.

[9] Приговор Кольчугинского городского суда Владимирской области. УД N 1-5/2012.

Литература

  1. Ануфриева Е.А. Особенности методики предварительного расследования и судебного разбирательства по делам о коррупционных преступлениях, совершаемых сотрудниками ОВД: монография. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014. 239 с.
  2. Галяшина Е.И. Современные проблемы экспертного исследования звуковых следов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2013. N 4-2. С. 36 - 41.
  3. Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. М.: Норма, 2009. 304 с.
  4. Зенкин А.Н. Получение образцов голоса у подозреваемого, обвиняемого в условиях отказа от их добровольного предоставления // Законность. 2013. N 1. С. 45 - 47.
  5. Кудрявцева А.Ю. Получение образцов для сравнительного исследования как оперативно-розыскное мероприятие // Вестник Южно-Уральского государственного университета. С. 44 - 52.
  6. Оленин Г.В. Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации // Эксперт-криминалист. 2009. N 2. С. 21 - 23.
  7. Приговор Железнодорожного районного суда г. Красноярска. УД N 1-135/2011.
  8. Приговор Кольчугинского городского суда Владимирской области. УД N 1-5/2012.
  9. Хаитжанов А., Глазков А.С. Аудиозапись (фонограмма) как доказательство в уголовном процессе // Труды Международного симпозиума "Надежность и качество". 2011. Т. 1. С. 221 - 223.




Задать вопрос эксперту

Ваше сообщение отправлено!
Мы вам скоро ответим.
*Неправильный телефон

разрешенные форматы: jpg, png, txt, pdf, rtf, doc
Данные пользователей защищены алгоритмом шифрования SHA-256
Нажимая на кнопку отправить вы даете разрешения на обработку ваших персональных данных.

Контакты

Офис в Москве:

127473, Москва,
ул. Садовая-Самотечная, д.13, стр.1
+7 (495) 649-66-84 +7 (995) 886-89-85 E-mail: sav@expertsud.ru

Свидетельства и сертификаты