+7 (495) 649-66-84
Заказать звонок
Заказать экспертизу Задать вопрос

Новости

РЕЗОЛЮЦИЯ научно-практической конференции «Практика применения закона «О противодействии экстремистской деятельности»

28 января 2016 г. в конференц-зале Изборского клуба под эгидой Межрегионального бюро судебных экспертиз имени Сикорского и при поддержке Федерального агентства по делам национальностей состоялась научно-практическая конференция «Практика применения закона «О противодействии экстремистской деятельности».

В конференции приняли участие эксперты-правоведы, известные адвокаты, политики и общественные деятели: Султанов А.Р., адвокат, специалист по правам человека, Обрежа В.В., политолог, кандидат юридических наук; Метелёв А.В., кандидат психологических наук, доцент по кафедре юридической психологии, судебный эксперт-психолог; Найда А.А., практикующий юрист по делам об экстремизме; Авдеев В.Б., писатель-публицист; Борисова Е.Г., доктор филологических наук, профессор; Иванов Ю.П. адвокат, депутат Государственной думы; Курьянович Н.В. российский политик, журналист, адвокат, депутат Государственной Думы 4 созыва; Тяжлов Ю.А., журналист, публицист; Ершов Ю.Л., адвокат, АБ «Славянский правовой центр», кандидат юридических наук; Верховский А.М., аналитик, директор ИАЦ «Сова», Петренко А.И., эксперт-психолог, юрист-правовед, кандидат психологических наук; Лукашонок Т.А., эксперт в сфере антикоррупционной экспертизы законотворческой деятельности.

Что побудило собраться за одним столом специалистов разных областей знаний? Что волнует научно-практическое сообщество в данной проблематике, актуальность которой ни у кого не вызывает сомнения?

С одной стороны мы видим резкий рост уголовных, административных и гражданских дел, связанных с экстремизмом, и саму несомненную опасность данного явления как для России, так и для мирового сообщества. Опасность экстремизма как такового, то есть проявления крайних взглядов, непосредственно связанных с насилием или призывами к насилию в отношении личности, общества или государства. С другой -отсутствие общедоступного для простых граждан понимания разницы между свободным изложением собственного мнения по острым вопросам, и экстремизмом. А это крайне важно. Отлично представляя и во многом поддерживая всестороннюю критику тех или иных процессов, связанных с самим Законом о противодействии экстремистской деятельности и с практикой его применения правоохранительными органами, участники настоящей конференции значительно расширили свою задачу. Изложить не критику ради критики, а выработать конструктивные предложения по совершенствованию законодательства в этой сфере, или прийти к выводу о необходимости разработки кардинально нового закона.

В ходе конференции участниками обсуждались вопросы относительно того, необходимо ли регулировать содержание публичных выступлений и как это соотносится со свободой слова? Где и каким образом отразить четкое указание на признаки экстремизма, исключающие его расширительное толкование в зависимости от субъективного восприятия правоприменителя? Где грань между гарантированным Конституцией правом каждого на свои убеждения и объективной стороной уголовнонаказуемого деяния? В чем причина повышения статистического уровня борьбы с экстремизмом и эффективны ли существующие меры реагирования? И насколько уместен в открытом доступе список экстремистских материалов на интернет-ресурсах Минюста?

Участники сошлись во мнении об отсутствии в Законе четких критериев квалификации экстремизма, экстремистской деятельности, публичной информации как экстремистской и других основных понятий Закона, что позволяет правоприменителям находить все новые признаки экстремизма; об отсутствии отграничения экстремистской деятельности от схожих с ней проявлений иной общественно-политической активности, которая не преследуется по закону, а составляет фактическую реализацию права на свободу мысли и слова, свободы выбора убеждений и вероисповедания, что приводит к сколь угодно расширительной трактовке экстремизма и неограниченное усмотрение в правоприменительной практике; о неясности порядка применения на практике специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, что приводит к тому, что почти все дела данной категории разрешаются лишь на основе экспертиз, которые рассматриваются следователями, прокурорами и судами как единственно-возможное и единственно-правильное доказательство, предрешающее исход всего дела; о порочности подавляющего большинства экспертиз, которые стали обвинительным «оружием», с помощью которого экстремизм «достается» между строк, участниками решено выйти с предложениями к:

Государственной Думе ФС РФ:

1.    Определить в Законе характерные признаки и разграничить основные понятия «экстремизм» и «экстремистская деятельность», которые используются сейчас в статье 1 Закона в качестве синонимов, однако даже простое сопоставление содержания этих понятий показывает их несовпадение; дать однозначное определение понятия «экстремистские материалы», «пропаганда», «нацистская атрибутика и символика», «атрибутика и символика, сходная с нацистской до степени смешения» и т.п., без четкого понимания которых невозможно упорядочить квалификацию действий, высказываний и публичной информации как экстремистской, то есть как выражающих крайние, деструктивные, выходящие за рамки дозволенного, средства для достижения радикальных религиозных или политических целей.

2.    Исключить из Закона понятие «социальная группа» как квалифицирующий признак правонарушения экстремистской направленности возбуждения розни и пропаганды превосходства по этому признаку, ввиду того, что его не существует как понятия ни в одном законе или ином нормативно-правовом акте. Не следует его вводить и здесь, так как его значение и понимание может быть настолько широко, что под него попадает все, что угодно, что не попало под другие квалификации экстремизма. Указанное явно свидетельствует о коррупциогенности Закона в этой части.

3.    Исключить из статьи 1 Закона понятие «публичное демонстрирование», оставив квалифицирующим признаком, влекущим ответственность, только «пропаганду нацистской атрибутики или символики», что в полной мере будет соответствовать правовой позиции Роскомнадзора, выраженной 15 апреля 2015 г. о том, что термин «пропаганда» находится в сильной, приоритетной позиции по отношению к термину «публичное демонстрирование», лингвистически это означает, что само по себе публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики без целей пропаганды не является проявлением экстремизма и избавит от юридической сложности понимания нормы правоприменителями.

4.    Нормативно определить исковой порядок рассмотрения дел о признании публикуемой информации экстремистскими материалами, обеспечив тем самым конституционное право граждан и организаций на судебную защиту путем осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Сейчас нормативно процессуальный порядок рассмотрения таких дел Законом не установлен, в связи с чем единичные случаи рассмотрения в «упрощенном» порядке особого производства становятся устойчивой тенденцией в практике судов, что нельзя признать обоснованным для данной категории дел. Исковое производство всегда предполагает ответчика, а значит, рассмотрение дела с учетом очевидно противоположной точки зрения, тогда как в особом порядке заинтересованных лиц не всегда можно установить. Кроме того, в таких делах безусловно предполагается спор о праве, так как запрещение информационных материалов всегда спор об ограничении свободы мысли и слова, свободы на распространение информации.

5.    Дополнить Закон положениями об обязанности следователей, прокуроров проводить меры по предупреждению и профилактике экстремистской деятельности через средства массовой информации, лекции, беседы в трудовых коллективах и учебных заведениях, вести периодическую разъяснительную работу среди населения. Закрепить обязанность всех образовательных учреждений основывать свою деятельность на принципах уважительного отношения к представителям всех рас, национальностей, религий, социальных групп, ведь они являются важнейшими субъектами противодействия экстремизму. Именно здесь закладываются основы отношения человека к человеку, к окружающему его миру, формируется уважение к себе, к другим, к закону и государству. Сейчас Закон не содержит конкретных способов профилактических мер воздействия, провозглашая такую обязанность только декларативно, вскользь упоминая их в статьях 2 и 5 Закона, не поясняет приемов выявления потенциальной «группы риска», а действует по принципу реагирования, то есть догоняя, а не опережая.

6.    Статью 3.1. Закона после слов «Библия, Коран, Танах и Ганджур...» дополнить словами «...иные религиозные тексты известных религий или тексты, признанные таковыми судом, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами», что в полной мере отражало бы соблюдение конституционного принципа свободы вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, а также стало бы продолжением уже закрепленного признания законодателем в преамбуле Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» принципа многоконфессиональности «...уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России...».

7.    Внести изменения в статью 6 Закона заменив формальную процедуру направления предостережения прокурора на комплексную и структурированную работу органов прокуратуры в целях установления в действиях лица, либо в размещаемой им информации, признаков экстремизма, например, установить более длительный срок для проведения проверки, обязать вызывать лиц для дачи объяснений, в ходе которых можно установить действительную волю лица, либо совокупность обстоятельств, предшествующих совершению конкретного правонарушения. В материалах оперативно-розыскной и следственной практики должна содержаться информация, всесторонне характеризующая личность человека, что позволило бы значительно сократить количество дел, доходящих до суда, а значит, обеспечило бы более глубокое рассмотрение все-таки дошедших и позволило бы исключить декриминализацию деяний на стадии проверки или выявить действительно виновное противоправное деяние.

8.    Внести изменения в статью 13 Закона указав, что Федеральный список экстремистских материалов должен носить закрытый характер, а информация, содержащаяся в нем, может быть доступна отдельным лицам только путем направления заявления в соответствующий федеральный орган с обоснованием причин необходимости ознакомления с ней. Например, для научных целей или, напротив, прикладных целей совершенствования превентивных мер предотвращения экстремистских настроений в обществе. Таким образом законодатель ограничит доступ к запрещенным материалам широкой общественности, что в полной мере будет соответствовать назначению такого списка - исключить провоцирование интереса на поиск информации экстремистской направленности и ознакомление с ней.

9.    Включить в Закон нормы о порядке использования следователями, прокурорами и судами при рассмотрении данной категории дел специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла (о порядке назначения экспертизы), устанавливающем закрытый перечень случаев действительной необходимости применения специальных знаний; повышенную ответственность привлекаемых экспертов и надзор за их деятельностью.

10.    Включить профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту, привлекаемому для проведения экспертизы по делам экстремистской направленности дополнительно, по отношению к ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», что позволило бы исключить участие непрофессиональных и некомпетентных лиц на всех стадиях рассмотрения дела, зачастую выдающих за выводы экспертного исследования собственные субъективные и часто предвзятые суждения.

Верховному Суду РФ как высшему органу судебной власти, который наделен полномочиями давать разъяснения судам при рассмотрении дел в области противодействия экстремизму:

1.    Разработать рекомендации применения антиэкстремистского законодательства при рассмотрении гражданских дел. В настоящее время есть лишь одно постановление Пленума Верховного Суда РФ, разъясняющее нормы Уголовного кодекса РФ, касающиеся преступлений экстремисткой направленности. Разъяснений при применении судами Закона о противодействии экстремистской деятельности нет, между тем с момента принятия Закона прошло 14 лет, и в Закон было внесено много изменений, в том числе существенно меняющих понимание экстремизма и экстремистской деятельности.

2.    Пояснить, что рассмотрение дел в сфере антиэкстремистской направленности должно носить ситуативный, а не системный характер, что в первую очередь означает индивидуальный подход к рассмотрению каждого дела и принятие решения. В связи с чем судам следует иметь в виду, что не может быть единой (одинаковой) судебной практики по применению Закона о противодействии экстремистской деятельности.

3.    Указать судам, что судебная экспертиза как доказательство в делах экстремистской направленности является исключительным источником доказательств, когда все иные доказательства сторонами собраны, представлены, свидетели заслушаны, но все-таки их совокупности не достаточно для принятия решения по делу.

4.    Разъяснить судам, что специалист, эксперт может привлекаться только для толкования определенных слов, выражений, символов, атрибутов ит.д., а не для выявления их «экстремисткой направленности». Вывод о том, содержатся ли признаки экстремизма либо не содержатся в конкретном материале, должен делать следователь, прокурор, суд. При этом указать, что назначение экспертизы (исследования) допустимо только в тех случаях, когда правоохранители могут доказать отсутствие у них необходимых специальных познаний.

5.    Разъяснить судам о том, что при рассмотрении дела о признании информационных материалов экстремистскими несколько отдельных книжных изданий или видеороликов или иных материалов могут быть исследованы специалистом, экспертом только в исключительных случаях, когда предварительно установлено, что они составляют единый и неразрывный информационный материал.

Профильным органам государственной власти (Следственный комитет России, Прокуратура РФ, Министерству внутренних дел РФ):

1. Разработать единые методические рекомендации по созданию научнообоснованной методики производства комплексных видов экспертных исследований по делам экстремистской направленности.

В рамках уголовного преследования по преступлениям экстремистской направленности многими участниками отмечено, что большинство публичных выступлений, подводимых под ст. 280 и ст. 282 Уголовного кодекса РФ, могли бы рассматриваться в рамках других статей, предусматривающих меньшую ответственность. Необходимо также отграничить преступный (уголовно-наказуемый) экстремизм от непреступного, позволяющего применять к нарушителю вместо осуждения меры административно-правовой и гражданско-правовой ответственности. Целесообразно, по крайне мере, ч. 1 ст. 282 Уголовного кодекса РФ перевести из разряда уголовных преступлений в разряд административных правонарушений.

Отдельными участниками высказано мнение о невозможности исправления существующего Закона о противодействии экстремистской деятельности ввиду необходимости внесения слишком большого количества изменений и рекомендовано в связи с этим заменить его принципиально новым законом «О профилактике и противодействии экстремистской деятельности», в котором были бы учтены общепринятые в демократических странах правовые подходы, равным образом учтены интересы многонационального народа России, его самобытности, менталитета русского народа, других народов как многочисленных, так и малых коренных народов России.

В целом, участники едины во мнении, что нужно поменять направление Закона -сделать его, прежде всего, выражающим уважение и защиту национальных интересов. Подчеркивая многонациональность России декларировать через него поддержку национальной целостности, а не разобщенности, другими словами сделать его таким, чтобы всем было ясно - экстремизм в российском обществе это исключение, а не правило.

Резолюция утверждена Генеральным директором
ООО «Межрегиональное бюро судебных экспертиз им. Сикорского»

А.Г. Воронков

 

Задать вопрос эксперту

Ваше сообщение отправлено!
Мы вам скоро ответим.
*Неправильный телефон

разрешенные форматы: jpg, png, txt, pdf, rtf, doc
Данные пользователей защищены алгоритмом шифрования SHA-256
Нажимая на кнопку отправить вы даете разрешения на обработку ваших персональных данных.

Публикации

Контакты

Офис в Москве:

121069, Москва, улица Большая Никитская, дом 43 Тел.: +7 (495) 684-91-02,
+7 (495) 684-90-93.
E-mail: sav@expertsud.ru

Свидетельства и сертификаты