Заказать звонок
Заказать экспертизу Задать вопрос

Публикации экспертов

Нейминговая экспертиза в гражданском судопроизводстве: организационные и методические проблемы

Татьяна Соколова

Статья посвящена возможностям нейминговой экспертизы как нового вида судебной лингвистической экспертизы в гражданском судопроизводстве. На основе анализа судебной практики рассматриваются проблемы назначения и производства экспертизы разных типов неймов - личного имени гражданина, урбанонимов (внутригородских названий) и средств индивидуализации.

В гражданском судопроизводстве становится все более востребованной нейминговая экспертиза как вид судебной лингвистической экспертизы [1], формирующийся в соответствии с особенностями объектов (неймов), кругом решаемых задач и характером используемых специальных знаний. Нейминговая экспертиза - процессуально регламентированное лингвистическое исследование нейма как речевого продукта, завершающееся дачей заключения по вопросам, разрешение которых требует применения специальных знаний в лингвистике, ономастике, судебном речеведении и судебной экспертологии [2]. Термин "нейм" используется как родовой по отношению к видовым: личное имя, псевдоним, прозвище, доменное имя, географическое название, урбаноним, товарный знак, знак обслуживания, фирменное наименование, коммерческое обозначение, наименование места происхождения товара.

Нейминговая экспертиза еще не получила юридического закрепления и производится в рамках лингвистической экспертизы, трактуемой, прежде всего, как "исследование письменного или устного текста в целях решения вопросов смыслового понимания" [3]. Более широкое толкование термина "лингвистическая экспертиза" содержится в Перечне родов (видов) экспертиз, выполняемых в судебно-экспертных учреждениях Минюста, где лингвистическая экспертиза - "исследование продуктов речевой деятельности"[4]. Именно многообразие и специфика речевых продуктов (традиционный письменный или устный текст, креолизованный текст, контент сайта в Интернете, СМС-сообщения, личные имена, доменные имена, урбанонимы, товарные знаки, фирменные наименования, граффити и др.) влечет формирование разных видов судебной лингвистической экспертизы, ибо разные объекты обладают разными характеристиками и требуют разных методических подходов к их экспертному исследованию. Вслед за профессором Е.И. Галяшиной мы можем констатировать на современном этапе формирование "судебной экспертизы текста" [5], с одной стороны, и нейминговой экспертизы - с другой. Неймы занимают особое место среди речевых продуктов и подчиняются не только общим законам функционирования лексических единиц, но и специфическим правилам ономастического пространства языка. Поэтому в структуру специальных знаний эксперта-речеведа, исследующего неймы, входят не только базовые знания по общей и прикладной лингвистике, судебной экспертологии, судебному речеведению, но и знания по ономастике - науке об именах собственных. Именно ономастический потенциал эксперта способствует выявлению специфических характеристик неймов разных типов.

Потребность в нейминговой экспертизе выходит за рамки решения узких задач (установления сходства до степени смешения словесных обозначений) и определяется не только сферой действия права интеллектуальной собственности, патентного и авторского права, но и практикой судопроизводства по гражданским делам [6].

Автор: Соколова Татьяна Петровна, кандидат филологических наук, доцент, магистр юриспруденции, доцент кафедры судебных экспертиз Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА).

Анализ практики в области гражданского судопроизводства показывает неуклонный рост количества дел о защите прав на личное имя гражданина, авторских и смежных прав. Нейминговые инновации в сфере личных имен (Люцифер, Граф, Принцесса, Прахлада и др.) стали поводом для разработки в Государственной Думе проекта закона, запрещающего гражданам РФ использовать в именах детей цифры, знаки препинания и различные символы, ранги, ненормативную лексику [7]. В русле обсуждения этой спорной законодательной инициативы предметом внимания юристов и общественности снова стало скандальное именование ребенка БОЧ рВФ 260602. Рассмотрим данный прецедент в аспекте нейминговой экспертизы.

Реализация права человека на получение имени предусмотрена ГК РФ и соотносится с правом выбора имени, где особо следует выделить право ребенка на имя, отчество и фамилию с момента его рождения (согласно п. 1 ст. 7 Конвенции ООН о правах ребенка от 1989 г. [8]). Семейный кодекс РФ (п. 1 ст. 58) закрепляет это право, которому корреспондирует обязанность определенных в законе лиц и государственных органов присвоить ребенку имя. В случае отказа в регистрации имени граждане имеют право обратиться в суд. Так, М.В. Фролова обратилась в Чертановский суд г. Москвы с жалобой на действия Чертановского отдела загс г. Москвы, сотрудники которого отказались зарегистрировать имя, выбранное родителями для своего ребенка, - БОЧ рВФ 260602 (Биологический Объект Человек рода Ворониных-Фроловых, родившийся 26 июня 2002 г.). Суд 8 августа 2003 г. решил, что жалоба не подлежит удовлетворению, в том числе по следующим формальным основаниям: в соответствии с Правилами заполнения бланков записей актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 17 апреля 1999 г. N 432 [9], запись имен собственных в записи актов гражданского состояния производится с заглавной буквы. Сокращение слов не допускается. Предложенное заявителем в качестве имени "БОЧ рВФ" представляет собой аббревиатуру, т.е. сокращенные до первых букв слова. Цифры "200602" также именем не являются. В соответствии с указанным Постановлением дата рождения ребенка "260602" - 26 июня 2002 г. - при заполнении записи акта о рождении записывается цифрами и прописью в специальную графу: "дата рождения". Графы записей актов заполняются в точном соответствии с их наименованием. Содержание одной графы не может быть записано в другую. Кроме того, в решении суда есть лингвистическое обоснование: в соответствии со ст. 68 Конституции РФ государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Статьей 6 ФЗ от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" [10] установлено, что государственная регистрация актов гражданского состояния ведется на русском языке и в соответствии с правилами русского языка. Однако судом не разъясняется, в чем заключается несоответствие спорного имени правилам русского языка. Именно этот вопрос мог быть разрешен нейминговой экспертизой. Но решение суда основывается не на экспертизе, а на мнении Института языкознания Российской академии наук: "Обозначение "БОЧрВФ 260602" именем не является. Указание БОЧ - биологический объект человека в условиях Земного шара, где все люди относятся к единственному биологическому виду человек разумный, - неуместно. Имя - это прежде всего слово, а то, что предлагается заявителем, словом не является. По правилам русского языка личное имя человека является именным словом. Грамматически - это имя существительное, имя собственное. Имена пишутся с заглавной буквы". В своем решении суд также опирается на мнение органа опеки и попечительства муниципалитета "Чертаново Южное": "Предложенное в качестве имени сочетание букв и цифр не является именем собственным и, как следствие, не является именем" (для такого определения требуются специальные лингвистические знания, не входящие в компетенцию указанного органа). Суд пришел к выводу о том, что "попытки присвоить ребенку вместо имени набор букв и цифр, не присваивать ребенку отчество противоречат интересам ребенка, нормам международного права и законодательства РФ и нарушают право ребенка на имя и отчество" [11]. Нейминговая экспертиза могла бы обеспечить более обоснованную доказательственную базу, и в тексте решения суда не появились бы некорректные с точки зрения ономастики и экспертологии положения, например: "Традиция и практика народов России закрепили единую норму именования новорожденных. Имя не должно иметь яркого смыслового (нарицательного) значения и должно походить по форме на основную массу имен". Аргументы судебного решения не удовлетворили заявителя, и решение было обжаловано в Мосгорсуде, который оставил в силе решение суда первой инстанции (без проведения экспертизы) [12].

По нашему мнению, для предотвращения подобных случаев искаженной номинации не требуется специального закона, не требуется и разработка единого перечня имен для работы органам загс, достаточно грамотной нейминговой экспертизы, которая может быть проведена как в рамках гражданского судопроизводства, так и на досудебной стадии конфликта.

Гражданин имеет право (согласно п. 2 ст. 19 ГК РФ) переменить свое имя в порядке, установленном законом. Это право корреспондирует обязанности гражданина принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени. Не рассматривая детально все правовые аспекты действий по перемене имени, остановимся на выявлении коллизии, которая может потребовать судебного разрешения: в законодательстве РФ право на перемену имени не ограничено (основания для отказа в регистрации перемены имени в ФЗ "Об актах гражданского состояния" не прописаны), но в заявлении в числе других сведений должны быть указаны причины перемены фамилии, собственно имени и (или) отчества (ст. 59). А ст. 60 предписывает: "В случае если лицу, желающему переменить имя, отказано в государственной регистрации перемены имени, руководитель органа записи актов гражданского состояния обязан сообщить причину отказа в письменной форме". Работники загсов часто пользуются списком причин из утратившего силу

Положения о порядке рассмотрения ходатайств о перемене гражданами СССР фамилий, имен и отчеств, действовавшего до 6 июля 1998 г. Это Положение предусматривало разрешительный порядок перемены имени, т.е. граждане должны были иметь "веские уважительные причины" для перемены имени, отчества, фамилии, и включало неисчерпывающий перечень причин перемены антропонима: неблагозвучность фамилии, имени, отчества или трудность их произношения и др.) [13]. В настоящее время оценивать "вескость" оснований для перемены имени должен работник загса. Оставшийся в наследство от утратившего силу НПА термин "неблагозвучность фамилии, имени, отчества" не пояснялся в Положении и трактовался (и продолжает трактоваться) на основе языковой интуиции работников загсов. Отказ в регистрации перемены имени может быть обжалован гражданином в суд, а суд может назначить нейминговую экспертизу для получения доказательственной фактологической базы, в том числе ономастического и общелингвистического обоснования неблагозвучности, нарушения правил сочетаемости, смешения и нарушения традиций и правил номинации. К сожалению, правоприменители редко назначают такую лингвистическую экспертизу, что приводит к повторному рассмотрению дела, к увеличению сроков судебного разбирательства. Так, Калининский районный суд г. Новосибирска неоднократно рассматривал гражданское дело по иску Данилина Евгения к отделу загс Калининского района г. Новосибирска о признании незаконным отказа в государственной регистрации перемены имени с Данилин Евгений на Д Евгений, без назначения нейминговой экспертизы, основываясь только на пояснениях работников загса [14].

Нейминговая экспертиза может быть произведена с целью выявления возможной вариативности, совпадения и несовпадения на письме, в частности, при оформлении документов, личных имен. Такая экспертиза, например, была проведена специалистами ГЛЭДИС. В числе прочих были поставлены вопросы:

Возможно ли совпадение на письме, в частности, при оформлении документов, женских личных имен Вера и Пера в русском языке на основе близости их буквенно-звукового состава?
Является ли словосочетание "Вера Ильинична Мейтув" полным аналогом словосочетания "Пера Ильинична Мейтув (урожденная Зеленая)" с учетом факта случайного совпадения входящих в них личных женских имен при оформлении документов на основе близости буквенно-звукового состава имен Вера и Пера? [15]

Только нейминговая экспертиза может установить ономастические и общелингвистические параметры личных имен Вера и Пера, в том числе этимологию, системно-структурные связи, культурологические составляющие неймов, их буквенно-звуковой состав, закрепление в письменной традиции и официальных документах, и установить фактические данные об использовании имени Пера и имени Вера в отношении одного и того же лица.

С данным аспектом связано и исправление имени, которое входит в ряд возможных исправлений, прописанных в ГК РФ: "Исправление и изменение записей актов гражданского состояния производятся органом записи актов гражданского состояния при наличии достаточных оснований и отсутствии спора между заинтересованными лицами" (п. 3 ст. 47). Если такие исправления касаются имени, отчества, фамилии гражданина, то и здесь может быть востребована нейминговая экспертиза. Расхождения в написании неймов-антропонимов в паспорте, документе об образовании, свидетельстве о рождении, договорах, доверенностях и т.д. влекут необходимость установления принадлежности определенных документов одному и тому же лицу, доказательственное значение при этом может иметь нейминговая экспертиза. Так, комиссия специалистов-лингвистов ГЛЭДИС провела нейминговое исследование и установила, что "словосочетание "Бабаджанян Меланя Саргисовна" и словосочетание "Бабаджанян Меланья Саркисовна" являются полными аналогами, возникшими в результате документальной фиксации двух различных вариантов употребления в речи одного имени (его обиходной и официальной форм) и двух фонетических вариантов одного и того же отчества" [16].

Активная гражданская позиция побуждает жителей города отстаивать свои права в социально-культурной сфере, в сфере городской номинации, в частности, право на благоприятную окружающую среду в ее антропогенном сегменте, т.е. право, гарантированное ст. 42 Конституции РФ. В результате в гражданско-правовые отношения вовлекается такой вид неймов, как урбанонимы - внутригородские названия [17]. Наименование внутригородских объектов регулируется региональным законодательством, и методические подходы к исследованию таких объектов, как урбанонимы - коммерческие обозначения, названия коттеджных поселков, улиц, станций метрополитена и других городских объектов, пока еще находятся в стадии разработки [18]. По мнению Б.Я. Шарифуллина, здесь имеет место "столкновение норм языка (естественных законов номинации), т.е. его права, и права языковой личности на реализацию номинативной функции языка" [19]. Однако ученый смешивает категорию права как юридической сущности и лексическое значение слова "право" как феномена современного русского языка, в котором под правом (в пятом и шестом, периферийных значениях) может пониматься "возможность действовать, поступать каким-либо образом" и "причина, основание, повод для каких-либо действий" [20]. Причем, как следует из анализа контекста, Б.Я. Шарифуллин употребляет слово "право" еще и в метафорическом смысле как "право языка", что не позволяет использовать подобные аргументы в правоприменительной практике. Привлечение для производства нейминговой экспертизы сотрудников научных или образовательных учреждений показывает, что отсутствие специальных знаний в области ономастики, судебного речеведения и судебной экспертологии приводит к экспертным ошибкам [21].

Анализ судебной практики показывает, что для вынесения решения по спорным вопросам размещения урбанонимов на городских вывесках необходимо квалифицировать вид нейма (фирменное наименование, товарный знак или знак обслуживания, коммерческое обозначение), а также отграничить речевой продукт - нейм от речевого продукта - рекламного текста.

Такое разграничение необходимо для определения возможности применения Федерального закона "О рекламе", Жилищного кодекса РФ, а также региональных НПА и разработанных органами местного самоуправления регламентов, касающихся размещения наружной рекламы, вывесок и т.п. Например, ТСЖ "Дом-14" обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к ООО "Абсолют" и ИПП Соколовой Л.А. о демонтаже рекламных конструкций, находящихся на фасаде дома N 14, а именно рекламных щитов с надписями: "Продукты ООО "Абсолют", "Цветы" (2 штуки), "Канцтовары, бижутерия, открытки, мягкие игрушки", ООО "Абсолют" Продукты ООО "Абсолют", "Праздник вкуса". Из доводов заявителя выделим следующее: "Ни одна из конструкций не содержит информации о режиме работы, следовательно, данные конструкции не являются вывесками, они являются рекламой" [22]. Если бы уже на первом этапе разбирательства судом первой инстанции была назначена (а специалистом произведена) нейминговая экспертиза, разграничившая наименования средств индивидуализации (фирменное наименование ООО "Абсолют", коммерческие обозначения "Праздник вкуса", в том числе коммерческие обозначения, включающие фирменное наименование "Продукты ООО "Абсолют", "Канцтовары, бижутерия, открытки, мягкие игрушки" ООО "Абсолют") и установившая, что данный ряд неймов рекламным текстом не является, не потребовалось бы еще четырех судебных разбирательств (с 18 января по 20 ноября 2013 г. со значительными понесенными расходами), точка в которых была поставлена только Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа (с помощью квалифицированных специалистов).

Из судебной практики следует, что подобные иски частотны: спорный речевой продукт "ОХРАНА" (ООО охранной организации "Херсон") судом признан рекламой (без проведения экспертизы) [23]; размещенная над торговым помещением информация "Магазин кожи и меха Nappa" [24] (является коммерческим обозначением, слово "Nappa" означает вид натуральной кожи и не содержит признаков рекламы); спорный речевой продукт "ФОРТУНА. БЕЛЬЕ. ТРИКОТАЖ. ЧУЛОЧНО-НОСОЧНЫЕ ИЗДЕЛИЯ..." "ФОРТУНА. МАГАЗИН" (решением суда без экспертизы признан рекламой) [25].

Таким образом, из всего вышесказанного следует, что для решения проблем организации и производства нейминговой экспертизы необходимо не только развитие общей теории нейминговых исследований в правовом пространстве, но и разработка методических подходов к экспертизе тех видов неймов, которые становятся предметом рассмотрения в гражданском и арбитражном процессах.


[1] См.: Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М.: Проспект, 2014. С. 340 - 354.

[2] См.: Соколова Т.П. Нейминговая экспертиза: генезис, проблемы, перспективы // Вестник университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА). 2014. N 3. С. 142 - 150.

[3] См.: Приказ МВД России от 29 июня 2005 г. N 511 "Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации" // Российская газета. 2005. 30 авг.

[4] Приказ Минюста России от 27 декабря 2012 г. N 237 "Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России" // Российская газета. 2013. 6 февр.

[5] См.: Галяшина Е.И. Понятийные основы судебной лингвистической экспертизы // Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах: Материалы научно-практического семинара. Ч. 2. М.: Галерея, 2003. С. 49.

[6] См.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2014.

[7] См.: Известия. 2015. 13 февр.

[8] Конвенция о правах ребенка (принята в Нью-Йорке 20 ноября 1989 г.) // СПС "Гарант".

[9]СЗ РФ. 1999. N 17. Ст. 2149.

[10] СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340.

[11] СПС "Гарант".

[12] Страсбургский суд по правам человека в 2012 г. отказал в рассмотрении жалобы М.В. Фроловой и В.М. Воронина без объяснения причин.

[13] Постановление Совмина СССР от 20 августа 1971 г. N 587 "Об утверждении Положения о порядке рассмотрения ходатайств о перемене гражданами СССР фамилий, имен и отчеств" // СПС "КонсультантПлюс".

[14] См.: Определение Калининского районного суда .

[15] Как провести лингвистическую экспертизу спорного текста? Памятка для судей, юристов СМИ, адвокатов, прокуроров, следователей, дознавателей и экспертов / Под ред. М.В. Горбаневского. М.: Юридический Мир, 2006. С. 91 - 92.

[16] ГЛЭДИС // http://www.rusexpert.ru .

[17] См., например: Дело N 2-6519/2012 и решение Тверского районного суда города Москвы от 4 декабря 2012 г. // СПС "КонсультантПлюс".

[18] См., например: Соколова Т.П. Методические рекомендации по наименованию улиц в Москве. М.: Комитет общественных связей города Москвы, 2015.

[19] Шарифуллин Б.Я. Языковая политика в городе: право языка vs. языковые права человека (право на имя) // Юрислингвистика-2: русский язык в его естественном и юридическом бытии: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н.Д. Голева. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2000. С. 204.

[20] БТС: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 2000. С. 953.

[21] См.: Соколова Т.П. Ошибки в нейминговой экспертизе // Судебная экспертиза: типичные ошибки / Под ред. Е.Р. Россинской. М.: Проспект, 2015. С. 137 - 147.

[22] См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20 ноября 2013 г. по делу N А43-24381/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

[23] См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 11 ноября 2013 г. по делу N А12-25637/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

[24] См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 2 октября 2013 г. по делу N А12-9992/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

[25] См.: Постановление ФАС Центрального округа от 7 октября 2013 г. по делу N А09-10483/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Библиографический список:

  1. БТС: Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб.: Норинт, 2000.
  2. Галяшина Е.И. Понятийные основы судебной лингвистической экспертизы // Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах: Материалы научно-практического семинара. Ч. 2. М.: Галерея, 2003.
  3. Как провести лингвистическую экспертизу спорного текста? Памятка для судей, юристов СМИ, адвокатов, прокуроров, следователей, дознавателей и экспертов / Под ред. М.В. Горбаневского. М.: Юридический Мир, 2006.
  4. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2014.
  5. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. М.: Проспект, 2014.
  6. Соколова Т.П. Нейминговая экспертиза: генезис, проблемы, перспективы // Вестник университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА). 2014. N 3.
  7. Соколова Т.П. Методические рекомендации по наименованию улиц в Москве. М.: Комитет общественных связей города Москвы, 2015.
  8. Судебная экспертиза: типичные ошибки / Под ред. Е.Р. Россинской. М.: Проспект, 2015.
  9. Шарифуллин Б.Я. Языковая политика в городе: право языка vs. языковые права человека (право на имя) // Юрислингвистика-2: русский язык в его естественном и юридическом бытии: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Н.Д. Голева. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2000.

Задать вопрос эксперту

Ваше сообщение отправлено!
Мы вам скоро ответим.
*Неправильный телефон

разрешенные форматы: jpg, png, txt, pdf, rtf, doc
Данные пользователей защищены алгоритмом шифрования SHA-256
Нажимая на кнопку отправить вы даете разрешения на обработку ваших персональных данных.

Контакты

Офис в Москве:

127473, Москва,
ул. Садовая-Самотечная, д.13, стр.1
+7 (495) 649-66-84 +7 (995) 886-89-85 E-mail: sav@expertsud.ru

Свидетельства и сертификаты