Заказать звонок
Заказать экспертизу Задать вопрос

Публикации экспертов

Регламентация институтов судебной экспертизы и участия специалиста в судопроизводстве глазами практиков: по результатам анкетирования адвокатов

Оксана Дьяконова

В статье приводятся данные проведенного анкетирования адвокатов по вопросам, связанным с регламентированием институтов судебной экспертизы и участием специалиста в судопроизводстве. Выясняется мнение практиков относительно существующих предложений по совершенствованию законодательства в области судебной экспертизы.

Динамично развивающиеся правовые институты судебной экспертизы и участия специалиста в судопроизводстве занимают прочную нишу среди правовых положений, регламентирующих процесс. Однако необходимость в изменении законодательства в этой области заставляет обращаться к переосмыслению теоретических положений с учетом правоприменительной практики. Исходя из этого было проведено анкетирование 334 адвокатов, выступающих защитниками по уголовным делам и представителями по гражданским делам в гражданском и арбитражном процессах. В анкетировании приняли участие адвокаты г. Москвы и Московской области, Тульской, Самарской, Ивановской, Оренбургской, Волгоградской областей, Республики Татарстан, Республики Крым. Цель проведения анкетирования заключалась в установлении мнения представителей адвокатского сообщества по поводу законодательной регламентации и проблем практической реализации институтов судебной экспертизы и участия специалиста в судопроизводстве.

Более 40% адвокатов в своей практике неоднократно обращались с ходатайством о назначении судебной экспертизы. При этом в гражданском и арбитражном процессе количество поданных ходатайств о назначении судебной экспертизы более чем в два раза выше, нежели в уголовном. Как указало большинство, примерно в 50% случаев судьи удовлетворяют такие ходатайства. Отмечая значимость судебной экспертизы, часть опрошенных (36%) указали, что заключение эксперта является "царицей доказательств", главным доказательством по делу. 10,5% считают заключение эксперта одним из важнейших доказательств по делу; 36% анкетируемых ответили, что, несмотря на важность, заключение эксперта должно оцениваться наряду с другими доказательствами и не является обязательным для суда; 17,5% ответили, что заключение эксперта имеет важное значение, не делая акцент на высокой значимости и правилах оценки доказательств.

Как отметили многие анкетируемые, суды выносят решения, полностью основываясь на выводах эксперта. Выводы экспертов полностью предрешают решение суда о доказанности тех или иных обстоятельств. Другой анкетируемый сообщил, что доказательства, противоречащие выводам, изложенным в заключении эксперта, теряют свою силу. Полагаем, данный подход к судебной экспертизе и заключению эксперта не может считаться обоснованным в силу принципиальных правил осуществления доказывания, однако практика действительно идет по пути придания большей силы заключению эксперта за счет того, что свои выводы, сформулированные на основе проведенного исследования, делает лицо, обладающее специальными знаниями, которые отсутствуют у других участников процесса.

Дьяконова Оксана Геннадьевна
Автор: Дьяконова Оксана Геннадьевна, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Тульского филиала Всероссийского государственного университета юстиции, кандидат юридических наук.

По поводу расширения оснований для обязательного назначения и проведения судебной экспертизы, анкетируемых можно разделить на три относительно равные группы. Так, 36% респондентов ответили, что перечень, предусмотренный законодательством (ст. 195 УПК РФ; некоторые случаи назначения судебной экспертизы определяет ГПК РФ, например ст. 283), расширять не следует, поскольку и в существующем виде он удовлетворяет требованиям практики.

32,5% ответили, что перечень следует расширять. Однако высказанные предложения по расширению оснований для назначения судебной экспертизы не во всех случаях отвечают смыслу вопроса. Например, несколько опрошенных предложили внести в этот перечень обязательное назначение экспертизы по ходатайству защитника. Полагаем, что данное предложение можно поддержать, однако к перечню оснований обязательного назначения судебной экспертизы это вряд ли относится, поскольку является гарантией реализации процессуальных прав стороны, а не фактическим основанием для назначения судебной экспертизы.

31,5% опрошенных затруднились ответить. Некоторые анкетируемые ответили, что чем больше будет оснований для обязательного назначения экспертизы, тем меньше будет отказов у следствия и суда в назначении экспертизы. Многие при этом указали на отсутствие необходимости в расширении оснований для обязательного назначения экспертизы, поскольку, по их мнению, это предоставит сторонам дополнительную возможность для злоупотребления процессуальными правами. Считаем, что открытый перечень оснований для обязательного назначения судебной экспертизы бесполезен, поскольку нивелирует смысл самого своего существования.

Вопрос по поводу обязательности назначения судебной экспертизы во всех случаях, когда требуется разрешить вопрос с применением специальных знаний, подразумевает выяснение у анкетируемых возможности замены судебной экспертизы другой формой использования специальных знаний в процессе, например участием специалиста. Подавляющее большинство анкетируемых (80%) ответили, что при необходимости использования специальных знаний в процессе следует назначить судебную экспертизу; 2,25% - ответили, что Закон обязывает назначать судебную экспертизу в этих случаях, хотя указание в законодательстве на основания обязательного назначения судебной экспертизы, скорее, исключение из правила, нежели собственно правило назначения и производства судебной экспертизы, в большинстве случаев назначение судебной экспертизы - право субъектов, ведущих процесс. Некоторые респонденты считают необходимым "назначать сразу комплексные судебные экспертизы, к примеру дактилоскопические и генетические одновременно". Только 15,5% анкетируемых адвокатов считают необязательным назначение судебной экспертизы в случаях, когда требуется разрешить вопрос с применением специальных знаний. По их мнению, зачастую достаточно заключения специалиста, а в некоторых случаях в целях процессуальной экономии возможно ограничиться допросом специалиста, предупрежденного о даче заведомо ложных показаний. 2,25% опрошенных затруднились с ответом на данный вопрос.

Комментируя ответы последних двух групп, следует отметить, что главным условием в части определения формы использования специальных знаний (например, судебная экспертиза или участие специалиста) все же является необходимость проведения исследования (которое специалист не проводит).

Исходя из теории судебной экспертологии, для определения вида судебной экспертизы прежде всего необходимо выявить характер объекта исследования, определить задачи, которые будут сформулированы в вопросах об этом объекте, определить значимость ответов на эти вопросы для доказывания, сопоставить все это с возможностями видов экспертизы, выделяемых по комплексному основанию в зависимости от характера исследуемых объектов, решаемых задач, а также области специальных знаний. Ни один из респондентов не выделил "задачи" и "вопросы, формулируемые в зависимости от вида экспертизы" в качестве необходимого явления при определении вида экспертизы. Однако часть адвокатов при ответе на этот вопрос указали, что необходимо охарактеризовать объект исследования и специальные знания, которые могут быть здесь применены (29%). По 25% респондентов указали в качестве необходимости определение обстоятельств дела и предмета доказывания по делу. По 7% анкетируемых указывали выбор экспертной организации (ЭО), консультацию специалиста, а также доказательственную значимость заключения эксперта. К сожалению, ответы на данный вопрос являются показательными в части установления причины ошибок при определении вида судебной экспертизы, формулировке вопросов, которые зачастую приходится исправлять экспертам.

Отвечая на вопрос, на каких стадиях судопроизводства следовало бы допустить назначение и производство судебной экспертизы, 46,5% анкетируемых адвокатов высказались за возможность проведения судебной экспертизы на любой стадии процесса, при этом лишь несколько респондентов уточнили, что она необходима на всех стадиях, включая обжалование в апелляционной, кассационной инстанции. Один из респондентов полагает возможным установить проведение экспертизы в производстве по обжалованию в порядке надзора. 25% анкетируемых указали, что нет необходимости что-то менять в действующем законодательстве в этом вопросе, т.е. что назначение и производство должны быть только на тех стадиях уголовного и гражданского процесса, на которых такая возможность сейчас предоставлена Законом. 9% адвокатов указали на необходимость производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. 1,9% подчеркнули, что назначение и производство судебной экспертизы должны проводиться на "самых ранних стадиях процесса", "чем раньше, тем лучше". 0,9% анкетируемых, напротив, обозначили, что производство экспертизы должно происходить в конце процесса. 9,9% анкетируемых определили, что производство судебной экспертизы должно быть только в рамках предварительного следствия или дознания. 3,9%, напротив, определили возможность производства экспертизы только в рамках судебного следствия. 2,9% затруднились ответить на этот вопрос.

Полагаем, что в настоящее время законодательство в полной мере позволяет лицам, ведущим процесс, назначать судебную экспертизу практически на любой стадии, за исключением кассационного и надзорного обжалования. Исключение стадии пересмотра судебных решений в кассации и в порядке надзора связано с целью деятельности данных инстанций - исправлением ошибок суда.

На вопрос о том, встречались ли и если да, то какие ошибки в формулировках поставленных перед экспертом вопросов, адвокаты отмечали в своей практике: 57% анкетируемых сообщили, что встречали ошибки; 35,7% указали, что с ошибками не сталкивались; 7% затруднились ответить. Из общего количества анкетируемых, указавших на ошибки (57%): 5,5% не указали, какого рода ошибки встречались; 3,5% отметили в качестве ошибок дублируемые вопросы, поставленные перед экспертами; 25% указали на непонятные и некорректные формулировки вопросов; 28,5% указали на постановку перед экспертом вопросов, выходящих за пределы его компетенции; половина респондентов подчеркнули постановку перед экспертами правовых вопросов; 1,8% указали на неграмотность формулировок вопросов, которые были исправлены экспертами; 23% указали на неконкретность, обтекаемость, шаблонность формулировок вопросов, постановку общих вопросов, не имеющих значения для конкретной ситуации; 9% отметили наличие вопросов, которые содержат ответы, т.е. наводящих вопросов; по 1,8% респондентов указали на наличие вопросов, не относящихся к делу, а также на постановку вопросов, не требующих специальных знаний.

Несмотря на эти результаты, на вопрос о возможности постановки перед экспертом вопросов, связанных с определением вменяемости/невменяемости, дееспособности/недееспособности подэкспертного, квалификации правонарушения/преступления 32,7% анкетируемых ответили "да, возможно (безусловно)"; 23,4% - нет, невозможно (безусловно); 40,5% - возможно, но только в отношении определения вменяемости/невменяемости, дееспособности/недееспособности, но невозможно в отношении квалификации правонарушения/преступления. Затруднились ответить 3,4% опрошенных. Следует отметить, что категории "вменяемость/невменяемость", "дееспособность/недееспособность" - сугубо юридические, в связи с чем постановка вопроса о дееспособности или вменяемости лица является, по сути, юридической квалификацией его состояния. Именно поэтому, полагаем, постановка такого вопроса ничем не отличается от вопроса эксперту о том, наступила ли смерть в результате убийства или самоубийства.

На вопрос, обращался ли анкетируемый к специалисту и в какой форме происходило обращение, 23% адвокатов ответили, что ни разу не обращались к специалисту в своей практике, хотя теоретически такую возможность признают; 77% обращались к специалисту, при этом 11% делают это регулярно (постоянно), а 11% обращаются к специалисту нечасто.

Из тех, кто ответил положительно, к специалисту обращались с целью: получить ответ на запрос (16,4%); для назначения и производства исследования (1,7%); получения заключения специалиста (21,5%, в том числе 20% из них получили рецензию специалиста на заключение эксперта); проведения опроса в устной или письменной форме (11,5%); проведения допроса в судебном заседании (14,6%; из них 12% указали, что проводился "опрос в суде", 12% указали, что специалист допрашивался в качестве свидетеля по делу, 76% оставили без уточнения); получения консультации/разъяснения, в том числе в неофициальном порядке, т.е. без последующего привлечения в суд специалиста (32,6%); привлечения специалиста для участия в осмотре (1,7%). При ответе на данный вопрос весьма показательным явился опыт работы в качестве адвоката по уголовным или гражданским делам. Тенденция такова, что чем больше опыт работы адвоката, тем чаще он обращался к специалисту за помощью.

Ответы на вопрос об указании в ходатайстве о назначении судебной экспертизы конкретного эксперта или конкретную ЭО распределились следующим образом: 17% респондентов ответили, что не заявляли такие ходатайства; 84% такие ходатайства заявляли (из них 51% указали, что делали это часто и в большинстве случаев они удовлетворялись; 13,5% отметили, что ходатайствовали по этому поводу редко; 9,5% анкетируемых заявили, что суды обязывали их указывать, какому эксперту они хотели поручить проведение экспертизы; 26% не пояснили свой ответ). Большинство указали, что заявляли такие ходатайства только по гражданским делам. Законодатель во всех видах судопроизводств предоставил сторонам право ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц или о проведении экспертизы в конкретной ЭО, мы же полагаем, что обязывать использовать свое право суд не может. В то же время пассивная позиция стороны в процессе назначения экспертизы вполне может повлечь сложности с реализацией других прав.

Большинство опрошенных (69,5%) отметили, что обращались в государственные экспертные организации; 13,7% назвали негосударственные организации; 16,8% указали, что экспертизы назначаются примерно в равных долях в государственные и негосударственные судебно-экспертные организации либо для них не представляет значение, какие организации будут проводить экспертизу. Большая часть ответов позволила установить, что приоритет выбора негосударственных экспертных организаций присущ гражданскому и арбитражному процессу, тогда как в уголовном процессе достаточно редко удовлетворяются ходатайства адвокатов о назначении в негосударственные экспертные организации.

При ответе на вопрос, как определить компетентность эксперта или специалиста, 49% анкетируемых ответили, что опирались на данные об образовании (дипломы, сертификаты и проч.) и опыте, стаже работы эксперта (трудовая книжка); 24,5% признавали эксперта компетентным, исходя из личного убеждения и основанного на собственном опыте; 12,5% указали лицензию/свидетельство о праве производства экспертизы (возможно, имелся в виду допуск) в качестве документа, подтверждающего компетентность эксперта; 5,6% опрошенных указали на материалы дела, судебную практику, на основании изучения которых они могли сделать вывод о компетентности эксперта; 6,6% указали Интернет и СМИ как источник сведений о компетентности эксперта; 0,9% указали ученую степень/звание как подтверждение компетентности эксперта; 0,9% затруднились ответить.

На сегодняшний день определить компетентность эксперта, тем более с небольшим стажем, непросто, поскольку отсутствует единый механизм проведения такой оценки, общий для всех экспертов, отсутствует независимая система сертификации экспертов, установление компетентности в большинстве случаев сводится к формальному ознакомлению с документами об образовании и повышении квалификации. Выходом из данной ситуации могло бы послужить создание независимой системы сертификации экспертов и единого реестра экспертов (специалистов). Некоторые адвокаты указали лицензию или свидетельство на производство определенного вида экспертизы, однако действующее законодательство не предполагает лицензирование судебно-экспертной деятельности, что мы считаем совершенно обоснованным.

На вопрос о том, имеет ли значение для оценки результатов экспертизы ее экспертный состав (единоличная или комиссионная), 85,3% анкетируемых ответили, что коллегиальный состав комиссии имеет важное значение, большинство дополнительно указали, что экспертиза во всех случаях должна проводиться комиссионно. Из них 34% специально указали, что комплексная экспертиза должна быть только комиссионной; 7,8% адвокатов оставили без пояснения свой ответ, что не имеет значения - в коллегиальном или единоличном составе проведена экспертиза; 4,9% отметили, что при проведении экспертизы состав не имеет значения, и дополнительно указали, что комплексная экспертиза может проводиться единолично; затруднились ответить на вопрос 1,9% анкетируемых.

Результаты предыдущего вопроса, по сути, предопределили ответы на вопрос о мнении адвокатов о возможности предоставления эксперту, обладающему специальными знаниями в нескольких областях, нормативно закрепленного права единолично проводить комплексную экспертизу. 61% анкетируемых ответили отрицательно, мотивируя в основном тем, что "нельзя быть специалистом во всем", а также тем, что подобное положение даст возможность злоупотребления правами, в том числе может повлечь совершение преступлений. Положительно восприняли данную инициативу 25%, большинство из которых в качестве условия отметили согласие сторон на проведение такой экспертизы единолично; воздержались/затруднились ответить 3,5%; неоднозначно воспринимают инициативу 10,5% опрошенных. Фактически юридическое сообщество пока не готово принять данное предложение, причинами тому являются недостаток информации о возможностях подготовки экспертов, формальный подход к установлению компетентности эксперта, недоверие единоличной деятельности эксперта ввиду ограниченных возможностей оценки его заключения в связи с отсутствием специальных знаний и другие.

На вопрос, соблюдаются ли сроки производства судебных экспертиз, указанные в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы по тем делам, в которых вы принимали участие, большинство анкетируемых (54,3%) ответили, что сроки соблюдаются, при этом некоторые отметили, что "необходимое время для экспертизы предварительно согласовывается с учреждениями"; 45,7% анкетируемых отметили, что сроки производства судебной экспертизы соблюдаются не всегда либо нарушаются.

Причинами нарушения сроков производства судебной экспертизы анкетируемые назвали следующие: 46,3% - загруженность экспертов (в большей степени государственных ЭО), отсутствие экспертов необходимой специальности, многие указывают именно на загруженность; 20,3% - непредставление материалов и/объектов исследования (неполнота представленных материалов); 13% - волокиту следственных органов, неорганизованность экспертов, низкую инициативность и требовательность суда, злоупотребления правами сторон; 7,3% - сложность исследования; 6,5% затруднились ответить или ответили, что таких причин нет; 4,2% - отпуск/временную нетрудоспособность эксперта; 2,4% - несвоевременную оплату.

Вопросы, касающиеся реализации прав сторон, вызвали у анкетируемых особый интерес. На вопрос, соблюдаются ли должным образом требования ч. 3 ст. 195 УПК РФ, 59% ответили, что требования не соблюдаются, право на формулирование вопросов, выбор эксперта или экспертной организации не реализуются; 38% указали, что требования соблюдаются (т.е. есть возможность сформулировать и представить свои вопросы). Некоторые адвокаты отметили, что без подписи подозреваемого/обвиняемого в постановлении невозможно назначить судебную экспертизу; 3% затруднились ответить. Многие из отрицательно ответивших на данный вопрос указали, что обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ не дает своих результатов, суды не считают недопустимым доказательством заключение эксперта, полученное с нарушением процессуального порядка ее назначения. Однако некоторые адвокаты уточнили, что в последние несколько лет ситуация со своевременным ознакомлением с постановлением о назначении судебной экспертизы стала улучшаться.

На вопрос о том, какими правами в отношении назначения и производства экспертизы следовало бы наделить адвокатов - представителей по гражданским делам и адвокатов-защитников, 37,3% указали, что закон предоставляет достаточно прав, однако следует установить гарантии их реализации; 2% затруднились ответить; 60,7% опрошенных считают, что следует дополнить перечень прав адвоката. Из них 9,3% полагают, что следует установить право при ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы одновременно знакомить с объектами и всеми материалами, направляемыми на исследование; 30,7% считают необходимым предоставить адвокату право "назначать" экспертизы; 9,3% - право привлекать собственного специалиста при назначении экспертизы следователем с включением его в комиссию экспертов или выбирать эксперта; 1,5% - право на обжалование экспертного заключения; 3% - право обжаловать постановление/определение о назначении судебной экспертизы; 16,9% - право присутствовать при производстве судебной экспертизы; 9,3% - право на обязательное удовлетворение лицом/органом, ведущим процесс, ходатайства о назначении судебной экспертизы.

Отвечая на вопрос о возможности нормативного закрепления права заинтересованных участников процесса обращаться к эксперту на основании гражданско-правового договора и получать экспертное заключение, которое выступает равнозначным доказательством с заключением судебной экспертизы, назначенной дознавателем, следователем, судом, большинство - 60,2% - ответили, что следует предоставить такое право (многие дополнительно указали условие - наличие обязательного предупреждения эксперта об уголовной ответственности); 31,6% не согласны на предоставление такого права. Основная причина несогласия - отсутствие уголовной ответственности и механизма к ее привлечению. Полагаем логичным, что эксперт во всех случаях несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, но предупреждать его об этом каждый раз нецелесообразно, поскольку это приобретает формальный характер, стоит делать это разово - при вступлении эксперта в должность. Предупреждать же об ответственности следует лиц, для которых экспертная деятельность не является основной.

На вопрос о необходимости унификации законодательства в области судебной экспертизы с учетом специфики судопроизводства 18,5% затруднились дать ответ; 37,8% ответили, что не видят в этом необходимости, поскольку положения действующего Федерального закона N 73-ФЗ вполне актуальны, кроме того, имеются разъяснения высших судов; 43,7% указали, что необходимо унифицировать законодательство, принять новый закон о судебной экспертизе и внести изменения в процессуальные кодексы.

Фактически необходимость перемен видят далеко не все практики. Многие полагают, что действующее законодательство адекватно регулирует практическую деятельность, а нарушение прав допускают лишь правоприменители, забывая при этом, что возможностей для совершения правонарушений тем больше, чем менее законодательство соответствует реалиям времени.

Литература

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 18.12.2001 N 174-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.
  2. Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" // СЗ РФ. 04.06.2001. N 23. Ст. 2291.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 N 28 "О судебной экспертизе по уголовным делам" // БВС РФ. 2011. N 2.
  4. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" // Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 14.11.2002 N 138-ФЗ) // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

Задать вопрос эксперту

Ваше сообщение отправлено!
Мы вам скоро ответим.
*Неправильный телефон

разрешенные форматы: jpg, png, txt, pdf, rtf, doc
Данные пользователей защищены алгоритмом шифрования SHA-256
Нажимая на кнопку отправить вы даете разрешения на обработку ваших персональных данных.

Контакты

Офис в Москве:

127473, Москва,
ул. Садовая-Самотечная, д.13, стр.1
+7 (495) 649-66-84 +7 (995) 886-89-85 E-mail: sav@expertsud.ru

Свидетельства и сертификаты