+7 (495) 649-66-84
Заказать звонок
Заказать экспертизу Задать вопрос

О типовой методике производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа

Ярослава Комиссарова
Разработки и рекомендации отдельно взятых ученых иногда могут выходить за пределы современного уровня развития науки и противоречить действующему законодательству. Для теоретиков это вполне допустимо, дискуссии обогащают науку. Однако подобное неприемлемо в следственной и судебной практике. Судебно-экспертная методика, чтобы получить статус типовой, должна пройти этапы апробации и внедрения.

Психофизиологическое исследование с применением полиграфа (далее - ПФИ) в целях получения заключения специалиста-полиграфолога (в том числе проведение ПФИ согласно ст. 80 УПК РФ), опрос с использованием полиграфа - ОИП (в том числе как разновидность оперативно-розыскного мероприятия "опрос", который может проводиться согласно ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" с применением технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей), производство судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа (далее - СПФЭ) представляют собой различные организационно-правовые формы использования специальных знаний одновременно из области психологии, физиологии и криминалистики [1].

Притом что практика применения полиграфа в борьбе с преступностью насчитывает без малого 100 лет, в России вопрос об использовании в доказывании по уголовным делам сведений, сообщаемых полиграфологом, остается открытым. Это подтвердили участники круглого стола "Проблемы применения полиграфа в расследовании и профилактике коррупционных преступлений", организованного в январе 2015 г. кафедрами криминалистики юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, уголовного процесса и криминалистики СПбГУ, криминалистики Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) при содействии НП "Национальная коллегия полиграфологов".

Открывая заседание, о существовании проблемы говорили: заведующий кафедрой криминалистики юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор И.В. Александров; заведующий кафедрой криминалистики Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), доктор юридических наук, профессор Е.П. Ищенко; заместитель заведующего кафедрой уголовного процесса и криминалистики юридического факультета СПбГУ, кандидат юридических наук, доцент Н.А. Сидорова.

Комиссарова Ярослава Владимировна
Автор: Комиссарова Ярослава Владимировна, доцент кафедры криминалистики Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина, главный редактор федерального научно-практического журнала "Эксперт-криминалист", кандидат юридических наук, доцент.

Об успешном опыте использования полиграфа при производстве психологических экспертиз рассказал Светослав Занев, председатель наблюдательной комиссии Ассоциации полиграфологов Болгарии, директор Международной ассоциации экзаменаторов в области полиграфа (PhD по философии). С сообщениями по тематике круглого стола выступили: директор НП "Национальная коллегия полиграфологов" Ю.М. Дробязка; профессор Академии экономики и права, президент Евразийской ассоциации полиграфологов С.Ю. Алесковский (Республика Казахстан, г. Алматы); заместитель начальника первого отдела Департамента по конкурентной политике (правительство г. Москвы) С.А. Аксенов; доцент кафедры криминалистики Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Я.В. Комиссарова; депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.П. Таскаев; доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета СПбГУ В.Д. Пристансков.

Участники дискуссии обратили внимание на брошюру с названием "Типовая методика производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа"[2] (далее - Методика), отпечатанную в типографии Академии Следственного комитета РФ осенью 2014 г. Авторы Методики Ю.И. Холодный и Ю.К. Орлов, а также ее рецензенты сотрудниками СК России или Академии СК России не являются. Однако в аннотации к работе указано, что Методика предназначена для слушателей курсов повышения квалификации Академии СК России и сотрудников следственных подразделений СК России.

На круглом столе прозвучало предложение передать Методику для обсуждения членам Экспертного совета НП "Национальная коллегия полиграфологов", по итогам которого автором статьи было подготовлено нижеследующее научно-консультативное заключение:

  1. Утверждение о том, что Методика "является результатом обобщения научно-прикладных исследований и опыта использования полиграфа в оперативно-розыскной и следственной практике, накопленных российскими учеными и специалистами в период 1970 - 2014 гг." (стр. 5), не соответствует действительности.

    Содержание работы отражает личное мнение авторов, один из которых, Ю.И. Холодный, хотя и знаком с использованием полиграфа, никогда не проводил экспертиз с его применением. Второй - Ю.К. Орлов является специалистом в области уголовного процесса и теории судебной экспертизы, но не полиграфологом.

    Авторы Методики используют термины, понятия и классификации, которые в известной рецензентам зарубежной и отечественной литературе отсутствуют либо являются устаревшими.

    Например, на странице 11 в п. 2.3 предложена оригинальная классификация вопросов, при этом "вопросы сравнения" именуются "контрольными (сравнительными) вопросами". На странице 13 в п. 2.7 авторы пишут о "контрольных тестах", обеспечивающих "контроль методической корректности" проведения тестирования на полиграфе. Таких тестов не существует. Соответственно, утверждение о том, что "количество контрольных тестов должно составлять не менее 40% от числа проверочных" (п. 3.7.5 на стр. 21), лишено смысла.

    В работе не приводится алгоритм анализа полиграмм. Не указаны современные методы, позволяющие полиграфологам по итогам экспертной оценки результатов тестирования определять количественную оценку вероятности достоверности получаемых выводов (оценивать вероятность возможной ошибки при формулировании выводов).

    Список литературы состоит всего из 14 наименований. Упомянуты три работы по теории и практике судебной экспертизы в целом, остальные 11 работ написаны авторами Методики (по отдельности или совместно), 8 из них представляют собой небольшие по объему статьи.

  2. По мнению авторов Методики, полиграф является прибором "медико-биологического класса" (стр. 8 п. 1.7). Такого класса (классификации приборов) не существует.

    Согласно Рекомендациям по каталогизации Р 50.5.002-2001 "Каталогизация продукции для федеральных государственных нужд. Единый кодификатор предметов снабжения и порядок разработки и ведения разделов федерального каталога продукции для федеральных государственных нужд", принятым и введенным в действие с 1 января 2002 г., группа 50 "Криминалистическая техника и техника для оперативных целей" охватывает класс 5060 "Аппаратура для специальных психофизиологических исследований (полиграфные устройства)" [3], одним из которых является полиграф.

  3. Положения Методики (стр. 16 - 30) в части формулировки задач, которые могут быть вынесены на разрешение полиграфолога, и выводов эксперта не являются научно обоснованными, так как выходят за пределы современного уровня развития науки.

    Получение криминалистически значимой информации всегда предполагает работу с ее материальным носителем. Когда речь заходит об идеальных следах, криминалисты неизбежно сталкиваются с так называемой психофизиологической проблемой. Ее суть заключается в поиске ответа на вопрос о соотношении психических и физиологических (нейробиологических) процессов. В настоящее время психофизиологическая проблема далека от урегулирования даже на гипотетическом уровне; в психологии существует несколько подходов к ее решению[4].

    Холодным Ю.И. была предпринята попытка раскрыть сущность ОИП с опорой на им же разработанную теорию целенаправленного тестирования памяти. По мнению Ю.И. Холодного, по результатам тестирования на полиграфе можно судить о наличии или отсутствии конкретной информации в памяти человека[5]. Сложнейший, недостаточно изученный процесс формирования следов в памяти он низводит до сугубо физиологических процессов (кстати, тоже изученных лишь отчасти).

    В свое время известный советский психолог А.Н. Леонтьев писал о невозможности свести психологические законы к законам деятельности мозга[6]. За истекшие десятилетия этот постулат не утратил своей актуальности. Связь мозга и психики является системной, а не линейной: "принципиально невозможно найти прямое соответствие любого психического явления каким-то физиологическим процессам головного мозга"[7].

    Позиция Ю.И. Холодного была подвергнута аргументированной критике опытными специалистами-полиграфологами[8]. Признавая, что определенную роль в возникновении и развитии психофизиологических реакций человека под воздействием внешних и внутренних стимулов играют все высшие психические функции (включая память, эмоции, мышление и т.д.), надо сказать, что собственно процессы памяти не имеют непосредственной связи с теми механизмами функционирования вегетативной нервной системы, внешние проявления активности которых в виде физиологических изменений (реакций) регистрируются с помощью полиграфа. "Дистанция между ними огромна и на ней есть много чего такого, включая эмоции, познавательные процессы и различные явления чисто физиологического порядка, что не позволяет информации, хранящейся в памяти человека, иметь устойчивое и однозначное отражение во внешних физиологических проявлениях, на основании которых можно было бы делать достоверные выводы как о самом факте наличия этой информации, так и о ее содержании"[9].

    Актуализируя образы, хранящиеся в памяти обследуемого (в том числе за счет предъявления стимулов, в определенном порядке подобранных и систематизированных), полиграфолог изучает выраженность, устойчивость, соотношение реакций на вопросы тестов. Используя различные системы оценки зарегистрированных данных, он может выделить совокупность стимулов, значимых для человека. В зависимости от того, что это будут за стимулы и какая методика использовалась в ходе тестирования на полиграфе, полиграфолог может утвердительно или отрицательно ответить на вопрос: выявляются ли в ходе исследования реакции, свидетельствующие о том, что субъект располагает информацией о каком-либо событии (его деталях).

    Таким образом, на основе анализа выявленных реакций полиграфолог формулирует свою (экспертную) версию относительно информированности обследуемого лица о случившемся. Будучи носителем специальных знаний, он также вправе высказать суждение о возможных обстоятельствах получения обследуемым информации о событии (вероятности ее получения в момент события). Однако по результатам тестирования с применением полиграфа невозможно определить, какая именно информация содержится в памяти человека, поскольку механизмы памяти пока недостаточно изучены.

  4. Учитывая принципы отечественного уголовного судопроизводства, в современных условиях использование так называемых контрольных вопросов "комплекса вины" (стр. 38 п. 23 "е") недопустимо.

    Вопросы "комплекса вины" - это вопросы относительно вымышленного (фиктивного) события, тематически связанные с расследуемым преступлением. В середине прошлого века американскими специалистами было выдвинуто предположение, что использование такого рода вопросов может способствовать выявлению неадекватного реагирования (в силу разных причин) обследуемого лица на процедуру тестирования на полиграфе (сам факт подозрения или обвинения в совершении противоправных действий) [10].

    Криминалистическая тактика позволяет использовать на практике приемы, основанные на заблуждении обвиняемого относительно истинной осведомленности следователя об обстоятельствах, имевших место в действительности. Однако эти приемы не имеют ничего общего с той ложью, на которой строятся вопросы "комплекса вины". Учитывая отсутствие достоверных знаний обо всех механизмах памяти, а также принципы профессиональной этики эксперта, подобные средства манипуляции и суггестии недопустимы.

  5. Некоторые рекомендации авторов Методики не согласуются с положениями действующего законодательства.

    5.1. Ошибочным является утверждение, что эксперт вправе переформулировать вопросы постановления о назначении экспертизы, если какой-либо из них сформулирован с нарушением процессуальных или методических правил (п. 3.5.2, с. 17). Эксперт не обладает правом переформулировать вопросы, содержащиеся в постановлении о назначении экспертизы, даже если их разрешение в трактовке, предложенной экспертом с учетом его специальных знаний, способно существенно повысить результативность экспертного исследования [11]. Закон не предусматривает такой возможности, потому что могут быть нарушены права участников процесса, оговоренные в ст. 198 УПК РФ.

    5.2. В Методике не указывается, что необходимо предупреждать обследуемого (подэкспертного) о ведении видеозаписи.

    5.3. Предписывается распечатывать полиграммы на бумаге (п. 3.13.7, с. 30), что нецелесообразно.

    В соответствии со ст. 204 УПК РФ и ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (далее - ФЗ о ГСЭД) материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью. Согласно ст. 25 ФЗ о ГСЭД документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначивших судебную экспертизу, указанные документы предоставляются для приобщения к делу.

    При проведении в среднем 6 - 8 тестов (по три предъявления каждый) полиграмма в распечатанном виде составит порядка 18 - 24 метров бумажной ленты из листов формата А4. Сегодня существует объективная возможность хранения полиграмм на электронных носителях и их воспроизведения (по требованию сторон) любым специалистом, использующим такой же полиграф, как и тот, что был задействован в ходе тестирования. Кроме того, наличие грамотно осуществлявшейся видеозаписи позволяет просматривать полиграмму без использования полиграфа.

    5.4. В пунктах 4.2, 4.3, 4.4 (с. 31) описаны ситуации, связанные с выявлением экспертом обстоятельств, препятствующих проведению исследования, либо возникновением у него сомнений относительно психического здоровья подэкспертного. Авторы Методики ошибочно полагают, что эксперт, оказавшись в такой ситуации, "обязан воздержаться от экспертизы" или принять решение об "отсрочке" ее производства.

    В УПК РФ и ФЗ о ГСЭД не предусмотрены обязанность эксперта "воздержаться от экспертизы" и "отсрочка производства экспертизы". Согласно ст. 16 ФЗ о ГСЭД, если объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, он обязан составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу.

P.S. В марте 2015 г. научно-консультативное заключение за подписью автора статьи, а также поступившее в адрес НП "Национальная коллегия полиграфологов" письмо о научной несостоятельности Методики, подписанное известным специалистом в области применения полиграфа В.Н. Федоренко, были направлены депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ В.П. Таскаевым в адрес Председателя Следственного комитета РФ с просьбой сообщить: "Проходила или нет апробацию (если проходила, то где именно, в течение какого периода времени) Типовая методика производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа, разработанная Ю.И. Холодным и Ю.К. Орловым".

Данный вопрос чрезвычайно важен, поскольку специалисты в области теории и практики судебной экспертизы справедливо указывают: "Для того чтобы судебно-экспертная методика получила статус типовой, она должна пройти этапы апробации и внедрения"[12]. Да и сам Ю.К. Орлов не так давно писал, что надежность экспертной методики оценивается прежде всего по формальным основаниям: "авторитетность учреждения, разработавшего ее, когда и кем апробирована, каким органом одобрена и рекомендована к применению"[13] и т.д.

Согласно ответу на запрос отпечатанная в типографии Академии СК России брошюра Ю.И. Холодного и Ю.К. Орлова "Типовая методика производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа" отражает взгляды авторов о понятиях, теоретических положениях и порядке производства СПФЭ: "Какой-либо оценки самой методики, ее преимуществ или недостатков по сравнению с методиками других разработчиков Академия СК России не дает, так как это является компетенцией экспертных учреждений и организаций".

Издаваемая в Академии СК России информационно-справочная литература среди других ведомств не распространяется.


[1] В некоторых источниках область научно-прикладных изысканий, связанных с теоретическим обоснованием эффективности, а также непосредственным применением полиграфа на практике, именуется полиграфологией (см.: Комиссарова Я.В., Мягких Н.И., Пеленицын А.Б. Полиграф в России и США: проблемы применения. М., 2012. С. 57).

[2] Холодный Ю.И., Орлов Ю.К. Типовая методика производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. М., 2014.

[3] Постановление Государственного комитета РФ по стандартизации и метрологии от 29 августа 2001 г. N 362-ст "О принятии и введении в действие рекомендаций по каталогизации" (в ред. Изменения N 1, утв. Приказом Ростехрегулирования от 3 октября 2006 г. N 218-ст) // СПС "КонсультантПлюс".

[4] Общая психология: В 7 т.: Учебник для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. Б.С. Братуся, В.В. Нуркова. М., 2006. Т. 3: Память. С. 272 - 275.

[5] Полиграф в России: 1993 - 2008: Ретроспект. сб. статей / Авт.-сост. Ю.И. Холодный. М., 2008. С. 45 - 47, 87 - 90.

[6] Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. М., 1983. Т. II. С. 123.

[7] Чеховских М.И. Психология: Учеб. пособие. М., 2003. С. 8 - 9.

[8] Теорий, с помощью которых предпринимаются попытки описать природу реакций, выявляемых в ходе тестирования на полиграфе, достаточно много. В начале XXI в. по ходатайству Министерства энергетики США под патронажем Национальной академии наук по заданию Правительства США был сформирован Комитет по исследованию научной обоснованности полиграфа. В результате фундаментального анализа практически всех аспектов ПФИ, проводившегося экспертами в течение 19 месяцев, американские ученые констатировали, что "теоретическое обоснование применения полиграфа является весьма слабым", а различные теории оправдывают свое существование в разных ситуациях. (См.: Комиссарова Я.В., Мягких Н.И., Пеленицын А.Б. Указ. соч. С. 50.)

[9] Пеленицын А.Б., Сошников А.П., Жбанкова О.В. Так что же все-таки определяет полиграф? // Вестник криминалистики. Вып. 2 (38). М., 2011. С. 8 - 9.

[10] Инструментальная "детекция лжи": Академический курс / С.И. Оглоблин, А.Ю. Молчанов. Ярославль, 2004. С. 267.

[11] По данному вопросу см.: Россинская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". М., 2002. С. 273 - 274.

[12] Теория судебной экспертизы: Учебник / Е.Р. Россинская, Е.И. Галяшина, А.М. Зинин; под ред. Е.Р. Россинской. М., 2009. С. 132.

[13] См.: Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве: Научное издание. М., 2005. С 143 - 144.

Литература

  1. Алексеев Л.Г. Психофизиология детекции лжи. Методология. М., 2011.
  2. Варламов В.А., Варламов Г.В. Компьютерная детекция лжи. М., 2010.
  3. Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная "детекция лжи": Академический курс. Ярославль, 2004.
  4. Комиссарова Я.В. Задачи, объект и предмет судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2012. N 3 (4). С. 251 - 275.
  5. Комиссарова Я.В. Профессиональная деятельность эксперта в уголовном судопроизводстве: теория и практика. М., 2014.
  6. Комиссарова Я.В., Мягких Н.И., Пеленицын А.Б. Полиграф в России и США: проблемы применения. М., 2012.
  7. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. М., 1983. Т. II.
  8. Молчанов А.Ю., Бабиков А.Ю. Общая теория полиграфных проверок. Ярославль, 2012.
  9. Обухов А.Н., Обухова И.П. Теоретические и методические основы применения полиграфа: Учеб. пособие. 3-е изд. Домодедово, 2012.
  10. Общая психология: В 7 т.: Учебник для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. Б.С. Братуся. Т. 3: Память. М., 2006.
  11. Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве: Научное издание. М., 2005.
  12. Пеленицын А.Б., Сошников А.П., Жбанкова О.В. Так что же все-таки определяет полиграф? // Вестник криминалистики. Вып. 2 (38). М., 2011. С. 7 - 18.
  13. Полиграф в России: 1993 - 2008: Ретроспект. сб. статей / Авт.-сост. Ю.И. Холодный. М., 2008.
  14. Поповичев С.В. Легко солгать тяжело. Инструментальная детекция лжи: от идеологии к технологии. М., 2011.
  15. Россинская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". М., 2002.
  16. Семенов В.В., Иванов Л.Н. Правовые, тактические и методические аспекты использования полиграфа в уголовном судопроизводстве: Учеб. пособие. М., 2008.
  17. Полиграф в практике расследования преступлений: Методические рекомендации / А.П. Сошников и др. М., 2008.
  18. Россинская Е.Р., Галяшина Е.И., Зинин А.М. Теория судебной экспертизы: Учебник / Под ред. Е.Р. Россинской. М., 2009.
  19. Холодный Ю.И., Орлов Ю.К. Типовая методика производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. М., 2014.
  20. Чеховских М.И. Психология: Учеб. пособие. М., 2003.
  21. Экман П. Психология лжи. СПб., 2003.

О типовой методике производства судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. Автор: Комиссарова Я.В., “ Юридическая психология ", 2015, N 3

Задать вопрос эксперту

Ваше сообщение отправлено!
Мы вам скоро ответим.
*Неправильный телефон

разрешенные форматы: jpg, png, txt, pdf, rtf, doc
Данные пользователей защищены алгоритмом шифрования SHA-256
Нажимая на кнопку отправить вы даете разрешения на обработку ваших персональных данных.

Публикации

Контакты

Офис в Москве:

121069, Москва, улица Большая Никитская, дом 43 Тел.: +7 (495) 684-91-02,
+7 (495) 684-90-93.
E-mail: sav@expertsud.ru

Свидетельства и сертификаты